Письмо, нашедшее другого адресата

Встреча с иереем Александром Сатомским
28.09.2019
«… С Днем Учителя, милые дамы, господа, с Днем Учителя вас!»
04.10.2019
Показать все

Письмо, нашедшее другого адресата

В небольшой комнатке пансиона, располагавшегося при гимназии, два молодых человека увлеченно спорили:

– Нет, так не получится!
– Хорошо, предложи ты!
– Дай-ка минутку… – Коля задумался. – Нет, это в принципе невозможно. Твои убеждения ничем не обосновать!
– Но почему?
– Я уверяю тебя, что, когда мужчина влюбляется, его не остановит даже факт того, что он в браке и что у него есть дети, твои речи уж и подавно его не остановят!
– Смотря как сказать. Нет, ну, конечно, тех, у кого внутри ни осталось ни капли совести, они, вероятно, и не смогут остановить, но таких людей вряд ли можно называть мужчинами.
– Да и вообще все это бред, кто придумал никому не нужную верность на всю жизнь. Эти устои стары, как сам мир, а общественная мораль давно шагнула вперед! Так зачем же себя ограничивать семьёй?
– Понимаешь, – с жаром начал Иван, – ну не должно быть так! Я сам провел без отца практически все детство, а впереди еще более длинный жизненный путь, который мне тоже придется пройти без него. Ты не представляешь, насколько это неправильно, когда парень растет без отца! Он должен видеть пример мужчины, должен иметь возможность подойти, посоветоваться, поговорить по душам. Вся эта бескрайняя мудрость, передаваемая сыновьям, теряется из-за того, что муж бросает жену с ребенком!
– А если это дочка? – достаточно иронично спросил Поляков. – Она вполне может вырасти и без отца. Так, если подумать, даже и лучше будет.
– Неправда! Как она будет выбирать себе пару на всю жизнь, если не видела с самого детства примера настоящего мужа и семьянина? Если не знает, как себя должен вести мужчина по отношению к женщине и, наоборот, женщина к мужчине?

Повисло молчание.

– Если я хоть одному ребенку смогу помочь своим рассказом, то я готов потратить на него даже половину своей жизни! – воскликнул Иван.

В ответ Николай ничего не сказал… Этот разговор больше никто не начинал, и Коля скоро совсем и забыл о самом споре.

Долгие учебные месяцы тянулись один за другим. Зима постепенно отступала, покоряясь весне. Все готовились к приезду санэпидстанции. По этому поводу ребята тщательно убирались в своих комнатах. Николаю досталось вытирать пыль с полок в своей комнате, что он с усердием и делал, когда вдруг случайно уронил пару листков с полки Ивана. К счастью, его соседа не было: Ваня вызвался помочь с уборкой территории. Подняв исписанные листы, Коля попытался их аккуратно сложить в той же последовательности, в которой они и лежали. Перевернув третий лист, молодой человек невольно устремил взгляд на крупную надпись в верхней части бумаги: «Спасибо, отец…» Иван никогда не упоминал о своем папе, и по этой причине Коля невольно присел и начал читать текст, написанный аккуратным почерком его соседа…

По скучающему выражению лица сидящего за столом молодого человека было видно его явное недовольство своим занятием: латинский язык, по которому задали небольшой перевод, был не слишком интересен Ивану. Вечер не предвещал ничего необычного, но вдруг неожиданно раздался телефонный звонок. Из–за плотного распорядка дня в пансионе, где обучался молодой человек, ему редко кто звонил – обычно присылали сообщения с просьбой перезвонить, когда появится свободная минутка. Взяв в руки телефон, Ваня иронично произнес: «Сегодня редкий день! Мой отец вспомнил, что у него есть первенец!» С этими словами он вышел из комнаты.

Четырнадцать лет назад отец Ивана их с матерью покинул. Бросил, если сказать более точно… Об этом происшествии Ваня практически не говорил с мамой, стараясь не упоминать о нем, а с отцом не затрагивал этих тем вообще. Общение с папой после развода родителей, в результате которого ребенок остался с мамой, происходило редко из-за отсутствия инициативы со стороны отца. Да и, честно признаться, разговаривать было не о чем. Родителя не интересовала жизнь сына, а тот в свою очередь привык жить без отца. Вернее сказать, что по-другому он никогда и не жил.

Иван шел по коридору, собираясь с мыслями. Наконец, решившись, он ответил на звонок.

– Привет, пап.
– Привет! Как здоровье? Что новенького?
-Хорошо, спасибо. У тебя как?
– Да… помаленьку. Что расскажешь? Какие новости?

Классическое начало разговора было прервано неловким молчанием. О чем рассказать, Ваня не знал. В голову ничего не приходило…

– Да вот… оценки лучше стали.
– Оценки? Это хорошо….
– Да…

Разговор явно не клеился, и молодой человек решил взять инициативу на себя:

– Как сам? Как у тебя дела? Что нового?
– Ну а что нового… вот в командировку поеду скоро… а так… все по-старому.

Бессмысленный разговор, целью которого была условная галочка – оправдаться перед матерью, бабушкой Ивана, что звонил сыну. Длился этот диалог 24 минуты. Обе стороны, вспомнив все дежурные фразы, обменялись ими, после чего общение окончательно затухло.

В сердце молодого человека больно кольнуло. То, что отец ему позвонит, было заранее известно.

Вчера, разговаривая по телефону с бабушкой, он упомянул о том, что папа ему звонит очень редко, всего пару раз в год. Сегодняшний звонок, следовательно, был вполне ожидаемым. В голове пронеслась мысль: неужели они и вправду считают, что я настолько глупый? неужели я настолько безразличен папе? Глаза начали предательски краснеть.

Скорее всего отец, для которого это формальное общение практически ничего не значило, даже не то что бы не знал, а, скорее всего, и не думал о том, что каждый раз своим бессердечным звонком он затрагивает неизлечимо глубокую рану в душе сына.

– Может ли быть правдой то, что все это делается чисто формально? – подумалось Ивану. – Не только может, но и является суровой правдой, – пришел на ум единственно возможный разумный ответ.

Слезы начали заполнять глаза. Чтобы никто их не увидел, парень зашел к себе в комнату. В помещении никого не было, и молодой человек облегченно вздохнул. Чтобы подбодрить себя, Ваня взял гитару и начал играть незатейливую мелодию. Печальные звуки, вылетающие из-под ловких пальцев гитариста, проникали в самое сердце, смягчая его. Сдержать в себе невыразимо тяжелую тоску становилось все тяжелее. Он заплакал… Он, который считал себя взрослым. Самостоятельным. Способным на мужские поступки. На взрослую заботу о своей маме… Заплакал не так, как это делают женщины, нет. Слезы медленно текли по его лицу. А он чувствовал себя беспомощным, сгорбленным и … постаревшим. Плакал он беззвучно. В посеревших глазах тоска и бессилие…Никто не увидел этой тяжелой картины. Никто не услышал этот крик души.

Волевым внутренним движением он заставил себя прекратить плакать, быстро оделся и вышел на улицу.

Внутри его души разыгралась настоящая буря. Невозможно с помощью языка человека описать ту невероятно глубокую боль, скорбь о произошедшем и непоправимом… Как же в этот момент Иван ненавидел слово «развод»! Как ненавидел слово «измена»!

Через 10 минут парень молча зашел в свою комнату, взял листок и начал писать…

Здравствуй, отец. С самого начала моего существования на этой земле, даже еще не родившись на свет, я нуждался в твоей защите. Почему ты меня бросил? Ты не встретил меня, когда я, будучи младенцем, приехал к тебе, в наш дом. Недолго длилось и мое пребывание в твоем доме, ведь уже через два года ты, изменив маме, навсегда подписал мне роковой приговор. Ты променял меня, своего родного сына, на чужую женщину. С трех лет я рос без тебя! Сколько слез за эти 14 лет я тихо, чтобы никто не видел, пролил в подушку, ты знаешь? НЕТ! Не знаешь! Ты не знаешь, о чем поговорить со своим сыном. Хотя вряд ли ты обо мне вообще думаешь. Пару раз в год разве что. Ты думаешь, что я еще ничего не понимающий мальчик? Таким ты меня оставил, но я вырос. Теперь я стал мужчиной. Как часто вспоминается то, как приезжал к тебе в гости, когда мне не было и шести лет. Вы уложили меня на полу, рядом с диваном, на котором ты спал со своей новой супругой. Этот момент настолько глубоко вошел в мою детскую память, что до сих пор отдает болью в сердце! А ты помнишь, почему я тогда ночевал у вас? Вряд ли. Напомню: потому что я до слез умолял твою мать, которая старалась быть бабушкой и хотя бы по телефону принимать участие в жизни внука, разрешить мне побыть с тобой целую ночь! Еще одно воспоминание… Помнишь, как поздно вечером я, пятилетний ребенок, попросил тебя довести меня до бабушки, которая жила в соседнем доме, из-за того, что боялся собак, живших в твоем дворе целой сворой? Ты согласился проводить только тогда, когда бабушка тебя об этом попросила, позвонив по телефону. Я ведь был маленький, но, даже несмотря на это, понимал, что ты не хочешь быть со мной. Старательно отгоняя эти мысли, находя твоим поступкам оправдания, которых на самом деле и быть не могло, я продолжал тебя любить наивной детской любовью. Ты думаешь, что это была гордость – та истерика, которую я устроил, когда ты сказал, что пора спать идти к бабушке? Ты меня отругал за то, что я просто хотел быть рядом с тобой. Как я наслаждался той редкой минутой, когда ты называл меня сыном при посторонних людях! Под каким впечатлением я был, когда ты мне не просто холодно пожимал руку, а приобнимал! Ты думаешь, что сейчас, будучи достаточно взрослым, мне стало намного легче? Легче от того, что я смирился с тем, что был обречен вырасти без отца?

Почему я должен был страдать? За что? Когда я рос, мне так хотелось, чтобы рядом была твердая отцовская рука! Сейчас, когда мне 17 лет, мне очень больно даже думать о том, что ты звонишь мне только в двух случаях: в мой день рождения и по настоянию бабушки. Ты вообще не знаешь своего сына! Тебе неинтересна его жизнь, его увлечения. Ты ни разу не интересовался переживаниями сына по-настоящему, по – отцовски!

Знаешь, я долго думал о том, что ты не дал мне ни одного отцовского урока. Это было неправдой, я глубоко заблуждался. Ты дал мне такие уроки! Ты научил меня считать бесценными обычные отцовские объятия, ценить поддержку отца как высшее богатство, которое мне никогда не суждено получить. Ты научил меня смиряться с жестокостью реальности с самого детства. Наверное, ты, отец, даже не представляешь, как мне горько принимать то, что ты ни разу не позвонил и просто не сказал: «Сынок, привет. Как твои дела сегодня?». Насколько для меня непривычны фразы: «с папой погуляли», «с папой сходили в лес за грибами». Все это несбыточные мечты, которые преследуют меня на протяжении всего сознательного возраста.

Знаешь, есть два момента, за которые я тебя должен поблагодарить. Во-первых, за то, что ты исправно платил алименты. Когда я заболел астмой и средства уходили на дорогостоящие лекарства, эти деньги позволяли покупать фрукты два раза в месяц и платить в случае крайней нужды за квартиру (когда не хватало маминой зарплаты). Во-вторых, за то, что ты меня научил презирать измену. Обещаю тебе: я никогда в жизни не поступлю, как ты! Ни за что на свете я не оставлю своего ребенка, обрекая его на жизнь без отца. Это низко! Считай, что ты воспитал своим поведением во мне настоящего мужчину. За это я тебе благодарен. Очень прошу: не береди мне душу формальными разговорами, это для тебя они ничего не значат. Получилось, что решился я высказать о наболевшем только на бумаге. Хотя и не знаю, отправлю ли я это письмо…

Твой первенец Иван…

…Когда Иван вошел в комнату, Николай дочитывал письмо. Дочитав, ни слова не говоря, встал, по-дружески полуобнял Ивана, крепко пожал руку и вышел, взволнованный, из комнаты. Слова здесь были не нужны…

 

Александр Золотов, 11 класс

3 Комментарии

  1. Спасибо огромное автору за рассказ!!! Без слёз не прочитать. Проникновенное откровение. Автору браво!!!

  2. Дарья:

    Не знаю, полезно ли читать такой рассказ тем ребятам, отцы которых поступили подобным образом. Потом будет сложнее почитать этих отцов. А ведь почитать нужно ЛЮБЫХ родителей!
    Для остальных же читателей рассказ, на мой взгляд, безусловно, полезен.
    Спаси Господи автора!

  3. Очень душевный рассказ! Без слёз читать невозможно… Заставляет переосмыслить такие важные вещи, как взаимоотношения в семье. Спаси Господи…

Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!